The publication of the journal is supported by
SIA "P&M-Invest" Ltd and INEOS RAS
Volume # 1(80), January - February 2012 — "Антифрикционные свойства фторсодержащих сложных эфиров полиолов "
Received: январь, 2012

DOI 547.416

Fluorine Notes, 2012, 80, 5-6

Антифрикционные свойства фторсодержащих сложных эфиров полиолов

Т.И. Горбунова а*, Д.Н. Бажина, А.Я. Запевалова, Л.Г. Коршуновб, И.В. Бекетовв, В.И. Салоутина

а Институт органического синтеза им. И. Я. Постовского Уральского отделения Российской академии наук,
620990, Екатеринбург, ул. С. Ковалевской/Академическая, 22/20,
e-mail: gorbunova@ios.uran.ru
б Институт физики металлов Уральского отделения Российской академии наук,
620990, Екатеринбург, ул. С. Ковалевской, 18,
e-mail: korshunov@imp.uran.ru
в Институт электрофизики Уральского отделения Российской академии наук,
620016, Екатеринбург, ул. Амундсена,106,
e-mail: beketov@iep.uran.ru

Аннотация. Синтезированы равновесные смеси фторсодержащих сложных эфиров на основе полиолов: триметилолпропана, неопентилгликоля и полиэтиленгликоля (ПЭГ-1000). Полученные продукты использованы в качестве добавок (1 мас. %) к индустриальным маслам. Установлено, что наибольший вклад в улучшение антифрикционных свойств минерального масла вносит добавка смесей эфиров с полифтороксаалкильным заместителем C3F7OCF(CF3)CF2OCF(CF3). Обсуждены некоторые аспекты возможной адсорбции фторсодержащих сложных эфиров на стальной поверхности. Все равновесные смеси синтезированных эфиров являются перспективными стабилизаторами суспензий наноразмерного порошка меди (1 мас. %) в индустриальном масле. Полученные суспензии улучшают противоизносные свойства аустенитной хромсодержащей стали.

Ключевые слова: перфторполиалкилсодержащие простые и сложные эфиры, добавки к смазочным маслам, коэффициент трения, интенсивность изнашивания, наноразмерный порошок меди.

1 Введение

Известно, что фторсодержащие органические соединения, имея улучшенные по сравнению с нефторированными аналогами вязкостно-температурные характеристики, более высокие термическую стабильность и стойкость к окислению, в условиях трения обладают низким значением коэффициента трения и проявляют превосходные противоизносные свойства. Наибольшую популярность среди фторсодержащих жидких смазочных материалов приобрели  известные зарубежные марки перфторполиэфиров (PFPE) Krytox, Fomblin и Demnum. В зависимости от условий эксплуатации они могут быть снабжены различными концевыми группами – функциональными и нефункциональными. Так, например, Fomblin Z03 содержит концевые нефункциональные группы OCF3, Fomblin Z-DOL и Demnum SA – реакционноспособные CH2OH-группы, Fomblin Z-DIAC – карбоксильную группу COOH [1]. В то же время использование PFPE ограничено, так как известно, что в условиях трения при высокой температуре (около 300°С) они диспропорционируют с выделением фторангидридов [2,3]. Образование соединений с высокой реакционной способностью влияет на процесс трения двояко. Часть выделившихся при диспропорционировании продуктов расходуется на образование солей металлов на поверхностях трения, что ингибирует образование оксидов металлов [4] и улучшает процесс трения за счет мономолекулярного слоя соли, сильно связанного с поверхностью из чистого металла [5], а остаток подвергается дальнейшим окислительным процессам, в результате которых антифрикционные характеристики используемых PFPE резко ухудшаются. На термическое разложение PFPE влияет как молекулярная масса эфиров, так и природа концевых групп [6]. Следовательно, PFPE нуждаются в антиоксидантных добавках, а поверхности трения при использовании PFPE должны быть выполнены из материалов, устойчивых к коррозии [3,5,7-9]. Предпочтительно применение PFPE на металлических поверхностях, выполненных из стали и алюминия [8,10-13].

Логичным было бы применение PFPE в качестве добавок к минеральным маслам. Однако PFPE обладают крайне олеофобными структурами и не смешиваются со средами углеводородной природы. Следовательно, в случае использования фторсодержащих веществ в качестве добавок к минеральным маслам необходимы соединения, содержащие углеводородный олеофильный фрагмент.

Положительный эффект применения добавок к смазочным материалам зависит от природы пленки, образовавшейся на поверхности трения за счет адсорбции, хемосорбции или трибохимических реакций.

Перспективными с этой точки зрения являются сложные эфиры на основе фторсодержащих карбоновых кислот и полиолов. Цель работы - синтез таких объектов и исследование их антифрикционных свойств.

2 Экспериментальная часть

2.1 Материалы

Реагенты.
Полиолы. Триметилолпрпопан (2-этил-2-(гидроксиметил)-1,3-пропандиол) (продукт компании Alfa Aesar Co.) с чистотой 98%; 2,2-диметил-1,3-пропандиол (неопентилгликоль) (продукт компании Alfa Aesar Co.) с чистотой 97%; полиэтиленгликоль с ММ 1000 (ПЭГ-1000) (продукт компании Merck Co.).

Перфторкарбоновые кислоты (C4F9COOH, C6F13COOH, ClC8F16COOH) и тример окиси гексафторпропилена (C3F7OCF(CF3)CF2OCF(CF3)COF) отечественного производства с чистотой 98%.

Индустриальное масло.
В исследовании использовано масло марки И-20, за рубежом классифицируется как масло с классом вязкости 32 (DIN 51 516) по ISO 3448-75.

Сталь.
В качестве поверхности трения использована аустенитная сталь марки 12Х18Н9, за рубежом классифицируется как austenitic steel A2 (AISI304). Состав стали: C 0.12%, Cr 17-19%, Ni 8-10%, Si 0.8%, Mn 2.0%, S 0.02%, P 0.035%. Такой выбор стали создает жесткий режим граничного трения вследствие повышенной пластичности металлической поверхности, что приводит к разрушению смазочных слоев при более низких температурах и повышает склонность стали к схватыванию [10].

Наноразмерный порошок Cu.
Порошок меди получен методом электрического взрыва проволоки (ЭВП) [14]: диаметр медной  проволоки - 0.4 мм, длина взрываемого отрезка - 90 мм. Индуктивность разрядного контура - 0.4 мкГ. Емкость конденсаторной батареи - 4,8 мкФ, зарядное напряжение - 30 кВ, что обеспечивало при ЭВП необходимый перегрев металла. Удельная энергия сублимации меди - 47,8 Дж/мм3. Взрывы проволоки производились в аргоне при давлении 0.12 МПа с частотой 0.5 Гц с непрерывной подачей проволоки.

Измерение площади удельной поверхности порошка меди (метод BET) проведено на автоматизированной сорбционной установке Micromeritics Tristar (США), величина показателя – 7.22 м2/г.

Рентгенофазовый анализ (XRD) проведен на рентгеновской установке D8 Discover X-ray Diffractometer with Gadds (Bruker AXS, Германия). По данным XRD порошок меди после хранения в течение 1 года содержит 78 мас. % меди, остальное – оксид меди(I) (Cu2O). Размер области когерентного рассеяния (средний размер кристаллита) меди составляет 56 нм (рисунок 1).

Рис. 1. Данные просвечивающей микроскопии наноразмерного порошка меди

2.2 Синтез фторсодержащих сложных эфиров

К расплаву 0.05 моль полиола прибавляют 0.05 моль фторкарбоновой кислоты (C4F9COOH, C6F13COOH, ClC8F16COOH), две капли H2SO4(конц.) и перемешивают 4 ч при температуре 100°С. Затем вносят 10%-ный содовый раствор до рН 7.

При использовании тримера окиси гексафторпропилена (C3F7OCF(CF3)CF2OCF(CF3)COF) добавления минеральной кислоты не требуется.

Далее в случае эфиров на основе триметилолпропана и неопентилгликоля органический слой отделяют, несколько раз промывают водой, сушат CaCl2; в случае эфиров на основе ПЭГ-1000 реакционную смесь экстрагируют CHCl3 (2х50 мл, 1х30 мл), органический слой промывают водой, сушат CaCl2, CHCl3 отгоняют.

2.3 Анализ фторсодержащих сложных эфиров

ИК спектры зарегистрированы на спектрофотометре Perkin–Elmer "Spectrum One B". Спектры ЯМР 1H и 19F записаны на спектрометре «Bruker DRX 400», рабочие частоты 400.1 МГц (1Н) и 376.5 МГц (19F), внутренние стандарты - Me4Si и C6F6 соответственно. Элементный анализ выполнен с помощью автоматического анализатора Perkin–Elmer «CHN РЕ 2400».

Хромато-масс-спектрометрические измерения проведены с использованием прибора Agilent 7890A MS 5975C Inert XL, кварцевой капиллярной колонки HP-5-MS (30 м х 0.26 мм х 0.25 мкм). Начальная температура колонки 60 °С (выдержка 2 мин), нагрев со скоростью 10 °С /мин до 290 °С (выдержка 20 мин). Температура испарителя 250 °С. Газ-носитель – гелий, деление потока 1:50. Энергия ионизации 70 эВ.

2.4 Методика трибологических исследований

Исследования величины коэффициента трения (f) и интенсивности изнашивания (Іh) проведены при комнатной температуре по схеме «палец-пластина» в условиях трения скольжения при возвратно-поступательном движении пальца по пластине, обработанной приготовленными составами масел с синтезированными добавками (1 мас. %).

Палец и пластина представляют собой параллелепипеды, изготовленные из одноименной аустенитной хромсодержащей стали 12Х18Н9. Размеры пальца – 7х7х20 мм, пластины – 60х40х10 мм. Скорость скольжения пальца по пластине – 0.07 м/сек, длина пути трения пальца – 80 м (~ 1000 двойных ходов пальца).

Рабочие поверхности пальцев и пластин прошлифованы механически, класс шероховатости – 8. Перед испытанием пальцы и пластины тщательно обезжирены. Перед началом движения пальца на пластину пипеткой нанесена капля объемом 100 мкл приготовленных составов.

Коэффициент трения (f) определен как отношение силы трения (F) к нормальной нагрузке (N) по формуле:

f = F / N

Сила трения (F) измерена с помощью упругого элемента (стального кольца) с закрепленными на нем тензометрическими датчиками. Показания записаны на ленте электронного потенциометра КСП-4. Нормальная нагрузка (N) - 294 Н.

Интенсивность изнашивания (Іh) пальцев рассчитана по формуле:

Ih = ∆Q / ρLS ,

где ∆Q – потеря массы образца-пальца, г; ρ – плотность материала образца, г/см3; L – путь трения, см, S – геометрическая площадь контакта, см2.

Потери массы (∆Q) определены взвешиванием обезжиренных после испытаний образцов-пальцев на аналитических весах с точностью до 0.0001 г.

3 Результаты и обсуждение

3.1 Синтез сложных эфиров.

Ранее было показано, что благоприятными условиями для получения неполного сложного эфира (моноэфира A) на основе ПЭГ-600 и олеиновой кислоты являются соотношение олеиновая кислота:ПЭГ-600, равное 1:4, температура 130 °С и применение катализатора (цеолит-β, Nafion или п-толуолсульфокислота) [15]. При соотношении олеиновая кислота:ПЭГ-600, равным 1:1, в качестве побочного продукта образуется полный сложный эфир (диэфир B) (схема 1).

Схема 1

Для целей нашей работы важно, чтобы не все НО-группы полиолов были проэтерифицированы перфторкарбоновыми кислотами, а лишь их часть. Присутствие в молекулах неполных сложных эфиров гидроксильных групп обеспечивает эфирам полярные свойства, что проявляется в высокой степени сродства с металлическими поверхностями [16-18]. Кроме того, для эфиров на основе ПЭГ характерно дополнительное увеличение работы адгезии за счет простых эфирных кислородов, находящихся в полимерной цепи.

Используя классическую методику процесса этерификации (при катализе минеральной кислотой), нами намеренно вводился в реакционную смесь недостаток C4F9COOH, C6F13COOH, ClC8F16COOH и C3F7OCF(CF3)CF2OCF(CF3)COF по отношению к полиолам (соотношение кислота (или фторангидрид):полиол = 1:1). Данный прием применен для того, чтобы получить равновесные смеси полных и неполных сложных эфиров (схема 2).

Схема 2

Из известных структурных аналогов, полученных в работе эфиров, можно отметить полный сложный эфир на основе триметилолпропана и гептановой кислоты C2H5C(CH2OC(O)C6H13)3, коммерческое название MIL-L-7808J. Этот эфир зарекомендовал себя как термостабильный смазочный материал для газовых турбин и эксплуатируется сегодня при сравнительно высоких температурах (~ 300oC) [19-21]. Кроме того, неполные сложные эфиры на основе ПЭГ, триметилолпропана, неопентилгликоля, пентаэритрита и дикарбоновых кислот являются полупродуктами для получения материалов, улучшающих дисперсионно-вязкостные характеристики смазочных масел [22].

Даже обычное механическое смешение полиолов и карбоновых кислот приводит к синергетическим эффектам в процессе улучшения трибологических свойств масел, как это было показано в случае высших ПЭГ [23]. Все эти факты предсказывают положительное влияние новых соединений (I-XI) на антифрикционные свойства масел.

3.2. Определение состава смесей.

Количественное содержание эфиров (I-VIII) установлено с помощью ГХ-МС по методу внутренней нормализации [24], соединений (IX-XI) – с помощью ЯМР 1Н, 19F и элементного анализа (таблица 1). На рисунке 2 представлены спектры ЯМР 1Н и 19F смеси соединений (IXa,b).

Таблица 1. Количественное содержание индивидуальных эфиров в смесях

Данные анализа производных ПЭГ-1000.

Смесь полиэтиленгликоля перфторпентаноата (IXa) и полиэтиленгликоля диперфторпентаноата (IXb). Вазелинообразное вещество желтоватого цвета, выход 76% (в расчете на соединение (IXa)). ИК спектр, ν, см-1: 3474 (ОН), 2887 (С-Н), 1782 (С=О), 1359, 1342, 1319, 1280, 1239, 1206, 1113 (С-О-С, С-F). Спектр ЯМР 1Н [(CDCl3, δ, м.д.]: 3.73 (м, все Н, (ОСН2СН2)n), 4.53 (м, 1Н, ОН). Спектр ЯМР 19F (CDCl3, δ, м.д., J/Гц): 35.36 (м, 2F, CF3CF2), 38.22 (м, 2F, CF3CF2CF2), 43.13 (м, 2F, CF2C(O)), 80.91 (т.м, 3F, CF3, JF-F 9.6). Найдено, %: С 44.97, Н 7.10, F 14.44. C49H89F9O24. Вычислено, %: С 47.72, Н 7.27, F 13.86.

Смесь полиэтиленгликоля перфторгептаноата (Xa) и полиэтиленгликоля диперфторгептаноата (Xb). Вазелинообразное вещество белого цвета, выход 78% (в расчете на соединение (Xa)). ИК спектр, ν, см-1: 3472 (ОН), 2885 (С-Н), 1781 (С=О), 1358, 1343, 1324, 1280, 1241, 1209, 1146, 1113 (С-О-С, С-F). Спектр ЯМР 1Н [(CDCl3, δ, м.д.]: 3.76 (м, все Н, (ОСН2СН2)n), 4.54 (м, 1Н, ОН). Спектр ЯМР 19F (CDCl3, δ, м.д., J/Гц): 35.69 (м, 2F, CF3CF2), 39.02 (м, 2F, CF3CF2CF2), 39.17 (м, 2F, CF2CF2C(O)), 39.98 (м, 2F, CF3(CF2)2CF2), 43.39 (м, 2F, CF2C(O)), 81.08 (т, 3F, CF3, JF-F 9.5). Найдено, %: С 43.18, Н 6.79, F 20.56. C51H89F13O24. Вычислено, %: С 45.95, Н 6.73, F 18.52.

Смесь полиэтиленгликоля 2,4,4,5,7,7,8,8,9,9,9-ундекафтор-2,5-бис(трифторметил)-3,6-оксанонаата (XIa) и полиэтиленгликоля бис(2,4,4,5,7,7,8,8,9,9,9-ундекафтор-2,5-бис(трифторметил)-3,6-оксанонаата) (XIb). Вазелинообразное вещество белого цвета, выход 73% (в расчете на соединение (XIa)). ИК спектр, ν, см-1: 3470 (ОН), 2883 (С-Н), 1783 (С=О), 1356, 1341, 1323, 1282, 1247, 1200, 1159, 1118 (С-О-С, С-F). Спектр ЯМР 1Н [(CDCl3, δ, м.д.]: 3.68 (м, все Н, (ОСН2СН2)n), 4.53 (м, 1Н, ОН). Спектр ЯМР 19F (CDCl3, δ, м.д., J/Гц): 16.56 (м, 1F, C3F7OCF), 30.22 (д.м, 1F, CFC(O), JF-F 20.1), 32.15 (м, 2F, CF3CF2), 77.40 (м, 1F, CFFOCF(CF3)C(O)), 79.58 (м, 3F, CF(CF3)C(O)), 80.13 (м, 2F, CF3CF2CF2), 80.46 (м, 3F, CF(CF3)CF2O), 81.76 (м, 3F, CF3CF2CF2), 82.76 (д.м, 1F, CFFOCF(CF3)C(O), JF-F 146.2). Найдено, %: С 41.44, Н 6.31, F 24.09. C53H89F17O26. Вычислено, %: С 43.45, Н 6.12, F 22.04.

Рис. 2 Спектры ЯМР 19F (а) и 1Н (b) смеси сложных эфиров (IXa) и (IXb)

3.3 Данные трибологических испытаний.

В исследовании установлено, что синтезированные смеси сложных эфиров на основе триметилолпропана, неопентилгликоля и ПЭГ-1000 хорошо совмещаются с индустриальными маслами при механическом перемешивании. Исключение составляют смеси на основе тримера ОГФП (IV,VIII,XI), для которых требуется ультразвуковое диспергирование для образования их эмульсии в масле углеводородной природы (диспергатор – УЗДН 2Т, время диспергирования – 2 мин при интенсивности 9 ед. и синхронизации 0).

Для изучения антифрикционных свойств полученных смесей приготовлены составы на основе масла (99 мас. %) и соединений (I-XI) (1 мас. %) и измерены их коэффициенты трения (f) и интенсивность изнашивания (Ih). Для каждого значения f и Ih проведено по четыре параллельных измерения, среднеквадратическое отклонение составляет не более 3 %. Полученные данные представлены в таблице 2.

Таблица 2. Антифрикционные характеристики смазочных материалов на основе масла

Анализ данных таблицы 2 показывает, что с увеличением длины фторалкильного радикала в молекулах фторсодержащих эфиров на основе одно и того же полиола улучшаются антифрикционные характеристики всего состава смазочного материала. Это совпадает с данными работ [25,26], в которых установлено, что в пределах одного семейства смазочных материалов при испытаниях в однотипных условиях коэффициент трения понижается с увеличением молекулярной массы смазки, так как при более высокой молекулярной массе поверхностные слои являются более стабильными.

В ряду производных ПЭГ-1000 (IX-XI) наблюдается некоторая аномалия (рисунок 3). Для них наибольшим эффектом улучшения трибологических характеристик обладает масло с добавкой смеси (XI): установившийся f снижен более чем в четыре раза, а Ih – на два порядка. Очевидно, что основную роль здесь играет совокупность нескольких факторов:

- антифрикционные испытания проведены при комнатной температуре и относительно невысокой скорости возвратно-поступательного движения пальца по пластине. Следовательно, в данных условиях нет значительного повышения температуры трущихся поверхностей, и диспропорционированием исследуемых добавок можно пренебречь;

- адсорбция молекул смеси (XI) на металлической поверхности значительно выше, чем в случае остальных эфиров. Закрепление молекул добавок (XIa-b) происходит за счет двух фрагментов - длинного эфироалкильного и перфтороксаалкильного [2,11] (рисунок 4). Эфиры на основе триметилолпропана и неопентилгликоля с перфторалкильными заместителями (I-III,V-VII) адсорбируются лишь за счет НО-групп, а эфиры (IX,X) – только за счет эфироалкильного заместителя;

- с фактором закрепления молекул добавок на стальной поверхности в противоречие вступает эффект их десорбции [27]. В случае соединений (XIa-b) перфтороксаалкильный фрагмент молекул закреплен на стальной поверхности слабо, но его адсорбции, очевидно, достаточно для того, чтобы создать целостный смазочный слой, способствующий улучшению антифрикционных характеристик.

- эфиры (XIa-b), обладая достаточной длиной и разветвленным строением перфторированной части, создают более благоприятные условия граничного трения, чем эфиры с перфторалкильными заместителями, удерживая у поверхности стали большее количества масла.

 

a)

 

   

b)

 

     

c)

 

 

Рис. 3. Изображения стальных пластин после процесса трения в присутствии индустриального масла с добавками смесей сложных эфиров IXa,b- XIa,b:
a) соединения IXa,b;
b) соединения Xa,b;
c) соединения XIa,b.
Фотографии обработаны цветовыми фильтрами. Зеленым цветом указаны дефекты, образовавшиеся в процессе трения.

Рис. 4. Факторы закрепления смеси фторсодержащих сложных эфиров XIa-b на стальной поверхности

Для PFPE марок Krytox and Fomblin известно, что при их использовании с увеличением нагрузки коэффициент трения возрастает [10]. Так, например, установившийся f для Krytox при нагрузке 3.5Н составляет примерно 0.13, а при нагрузке 8.4Н – 0.17. Представленные нами исследования проведены при сравнительно высоких нагрузках – 294Н, при этом установившиеся f сопоставимы с данными работы [10], полученными при значительно более низких нагрузках и при использовании PFPE в качестве смазочных материалов, а не добавок. Следовательно, синтезированные в работе смеси сложных эфиров (I-XI) являются конкурентоспособными с другими типами добавок.

В последние годы широкое развитие получила технология улучшения противоизносных свойств смазочных масел за счет введения в них наноразмерных порошков металлов, обладающих “mending effect” [28]. Обычно используют мягкие металлы, чаще всего - медь. Основным препятствием здесь является организация устойчивой суспензии порошка металла в маслах. Для устранения этой проблемы необходимо либо заранее модифицировать поверхность металла, например, органическими соединениями [29], либо вместе с вносимым в масло металлом добавить эффективный стабилизатор суспензии [28].

Синтезированные смеси эфиров (I-XI), обладая свойствами улучшения антифрикционных параметров масел, имеют также высокую суспендирующую способность, создавая устойчивые в течение длительного времени (несколько месяцев) дисперсии наноразмерного порошка Cu в минеральном масле. Отметим, что для создания устойчивых дисперсий на основе индустриальных масел, наноразмерной Cu и смесей (I-XI) достаточным является умеренное ультразвуковое диспергирование (время диспергирования – 2 мин при интенсивности 9 ед. и синхронизации 0). Сведения об антифрикционных характеристиках полученных суспензий приведены в таблице 3.

Таблица 3. Антифрикционные параметры составов с медью

Исследование величин f приготовленных реметаллизирующих составов показывает, что введение наноразмерного порошка Cu фактически не влияет на улучшение f, что объясняется возникновением неблагоприятного смешанного типа режима граничного трения стальной пары. Значительное влияние на f оказывает количество стабилизатора: увеличение содержания смеси (I) в 5 раз приводит фактически к пятикратному снижению f (примеры # 1,2 таблица 3).

Исследование Іh реметаллизирующих составов указывает на положительное влияние присутствия наноразмерной Cu в примерах # 3,4 (таблица 3): данный показатель снизился на один порядок по сравнению с примерами # 9,10 из таблицы 2 . В случае смеси (XI) показатель Іh увеличился более чем в два раза (см. пример # 11 в таблице 2).

4 Выводы

Таким образом, синтезированные в работе смеси сложных эфиров на основе фторкарбоновых кислот (фторангидрида) и полиолов являются универсальными добавками к маслам углеводородной природы, одновременно проявляя положительные антифрикционные характеристики и стабилизирующие свойства по отношению к нанодисперсным порошкам Cu.

Наибольшим эффектом улучшения антифрикционных свойств масел с добавками из предложенных в работе соединений обладают сложные эфиры с перфтороксаалкильным заместителем (IV, VIII, XI). При этом наличие полярных атомов кислорода в цепи фторированного заместителя благоприятно сказывается на сродстве всей молекулы добавки к металлической поверхности, увеличивая работу адгезии и создавая более целостную смазочную пленку на металлической поверхности трения.

Относительно худшими износоустойчивыми свойствами обладают добавки смесей эфиров на основе ПЭГ-1000 и карбоновых кислот с перфторалкильными заместителями (IX, X).

Введенный в состав смазочных материалов наноразмерный порошок Cu способствует улучшению противоизносных свойств аустенитной хромсодержащей стали.

Работа выполнена при финансовой поддержке Уральского отделения РАН .

Библиографический список

  1. Dai Q., Vurens G. Lubricant Distribution on Hard Disk Surfaces: Effect of Humidity and Terminal Group Reactivity // Langmuir. 1997. Vol.13. N 16. P. 4401-4406.
  2. Kasai P.H. Perfluoropolyethers: Intramolecular Disproportionation // Macromolecules. 1992. Vol. 25. N 25. P. 6791-6799.
  3. Fultz G.W., Scott O.S., Chen L.S., Eapen K.C. Stabilization of a linear perfluoropolyalkylether fluid // Tribol. Lett. 1998. Vol. 5. N 4. P. 287-291.
  4. Zhu J., Liu W., Chu R., Meng X. Tribological properties of linear phosphazene oligomers as lubricants // Tribol. Int. 2007. Vol. 40. P. 10-14.
  5. Eapen K.C. Additive structural changes during oxidation/corrosion testing of a perfluoropolyalkylether lubricant // Tribol. Lett. 1997. Vol. 3. N 3. P. 283-287.
  6. Li L., Jones P.M., Hsia Y.-T. Effect of chemical structure and molecular weight on high-temperature stability of some Fomblin Z-type lubricants // Tribol. Lett. 2004. Vol. 16. NN 1-2. P. 21-27.
  7. John P.J., Lianga J., Cutler J.N. Surface activity of high-temperature perfluoropolyalkylether oil additives // Tribol. Lett. 1998. Vol. 4. NN 3-4. P. 277-285.
  8. Cutler J.N., Sanders J.H., Fultz G.W., Eapen K.C. The effect of thermal stressing on perfluoropolyalkylethers at elevated temperatures // Tribol. Lett. 1998. Vol. 5. N 4. P. 293-296.
  9. Trivedia H.K., Sabab C.S., Givan G.D. Thermal stability of a linear perfluoropolyalkylether in a rolling contact fatigue tester // Tribol. Lett. 2002. Vol. 12. N 3. P. 171-182.
  10. Cheong C.U.A., Stair P.C. In situ studies of the lubricant chemistry and frictional properties of perfluoropolyalkyl ethers at a sliding contact // Tribol. Lett. 2001. Vol. 10. NN 1-2. P. 117-126.
  11. Kasai P.H., Raman V. Perfluoropolyethers with dialkylamine end groups: ultrastable lubricant for magnetic disk application // Tribol. Lett. 2002. Vol. 12. N 2. P. 117-122.
  12. Jianbin L., Mingchu Y., Chaohui Z., Guoshun P., Shizhu W. Study on the cyclotriphosphazene film on magnetic head surface // Tribol. Int. 2004. Vol. 37. P. 585-590.
  13. Veldhuis S.C., Dosbaeva G.K., Benga G. Application of ultra-thin fluorine-content lubricating films to reduce tool/workpiece adhesive interaction during thread-cutting operations // International Journal of Machine Tools and Manufacture. 2007. Vol. 47. P. 521-528.
  14. Kotov Y.A., Rhee C.K., Beketov I.V., Bagazeyev A.V., Demina T.M., Murzakayev A.M., Samatov O.M., Timoshenkova O.R., Medvedev A.I., Shtols A.K. Production of Copper Nanopowders by Electric Explosion of Wire-Study of Their Oxidation during Storage and Heating in Air // J. Metast. Nanocrystal. Mater. 2003. NN 15-16. P. 343-348.
  15. Hamida S.B.A., Abdullaha F.Z., Ariyanchiraa S., Mifsudb M., Iborrab S., Corma A. Polyoxyethylene esters of fatty acids: an alternative synthetic route for high selectivity of monoesters // Catal. Today. 2004. Vol. 97. N 4. P. 271–276.
  16. Tao Z., Bhushan B. Bonding, degradation, and environmental effects on novel perfluoropolyether lubricants // Wear. 2005. Vol. 259. P. 1352-1361.
  17. Palacio M., Bhushan B. Surface potential and resistance measurements for detecting wear of chemically-bonded and unbonded molecularly-thick perfluoropolyether lubricant films using atomic force microscopy // J. Colloid. Interface Sci. 2007. Vol. 315. P. 261-269.
  18. Palacio M., Bhushan B. Nanotribological properties of novel lubricants for magnetic tapes // Ultramicroscopy. 2009. Vol. 109. P. 980-090.
  19. Trivedi H.K., Saba C.S., Carswell L.C., Gschwender L.J., Snyder C.E. Behavior of perfluoropolyalkylethers under simulated dynamic bearing conditions // Tribol. Lett. 1998. Vol. 5. NN 2-3. P. 211-222.
  20. Trivedia H.K., Forsterb N.H., Saba C.S. Rolling contact fatigue testing of a 3 cSt polyolester lubricant with and without TCP and DODPA/PANA at 177 oC // Tribol. Lett. 2004. Vol. 16. N 3. P. 231-237.
  21. Padmaja K.V., Rao B.V.S.K., Reddy R.K., Bhaskar P.S., Singh A.K., Prasad R.B.N. 10-Undecenoic acid-based polyol esters as potential lubricant base stocks // Ind. Crops. Prod. 2011. Vol. 35. P. 237-240.
  22. Lange R.M. Dispersant-viscosity improvers for lubricating oil compositions // Eur. Patent. 1996. N 0 730 022 B1.
  23. Wan Y., Xue Q., Cao L. Tribological Properties of some Water-Based Lubricants containing Polyethylene Glycol under Boundary Lubrication Conditions // J. Synth. Lubr. 2006. Vol. 13. N 4. P. 375-380.
  24. Первова М.Г., Кириченко В.Е., Горбунова Т.И., Запевалов А.Я., Салоутин В.И. Синтез и хромато-масс-спектрометрические особенности фторсодержащих сложных эфиров триметилолпропана // Журнал общей химии. 2008. Т. 78. Вып. 9. С. 1469-1475.
  25. Izumisawa S., Jhon M.S. Stability analysis of ultra-thin lubricant films with chain-end functional groups // Tribol. Lett. 2002. Vol. 12. N 1. P. 75-81.
  26. McGuiggan P.M., Gee M.L., Yoshizawa H., Hirz S.J., Israelachvili J.N. Friction Studies of Polymer Lubricated Surfaces // Macromolecules. 2007. Vol. 40. N 6. P. 2126-2133.
  27. Lim M.S., Yun Y., Gellman A.J. Interaction of Alcohols and Ethers with a-CFx Films // Langmuir. 2006. Vol. 22. N 3. P. 1086-1092.
  28. Liu G., Li X, Qin B., Xing D., Guo Y., Fan R. Investigation of the mending effect and mechanism of copper nano-particles on a tribologically stressed surface // Tribol. Lett. 2004. Vol. 17. N 4. P. 961-966.
  29. Zhou J., Wu Z., Zhang Z., Liua W., Xue Q. Tribological behavior and lubricating mechanism of Cu nanoparticles in oil // Tribol. Lett. 2000. Vol. 8. N 4. P. 213–218.
 

Материал рекомендован к публикации членом редколлегии А.Я. Запеваловым

Fluorine Notes, 2012, 80, 5-6

© 1998-2021 Fluorine Notes. All Rights Reserved.